Как изменилась стрит-фотография за 30 лет. Взгляд Ника Терпина.



Ник Терпин 30 лет практикует уличную фотографию. Он в буквальном смысле повидал многое. Но времена изменились. То, что Ник привык вкладывать в понятие «искренняя фотография», трансформировалось из искусства в неоднозначный жанр.

По оценкам Ника сейчас на улицах Лондона стрит снимает 1000 фотографов. Когда он только начинал снимать, их было 4−5, и всех он знал лично.

Сейчас большинство фотографируют на смартфон. По оценке Фликра Айфон — самая популярная камера. Он компактный и помещается в карман. Но Ник помнит, какой была уличная фотография 90−00-х, до Инстаграма, Айфона и Фликра.

Технологии — не единственное, что изменилось за это время. За 30 лет сами города стали более враждебными к уличной фотографии. Этому поспособствовала массовая застройка и угроза терроризма.

Изменилась цветовая палитра

Когда Ник Терпин начал заниматься уличной фотографией, все снимали в черно-белых тонах. Один из своих первых проектов он снял в музее Тейт. Он фотографировал посетителей музея, когда те рассматривали предметы искусства.

Каждая фотография в той серии — это полноценная история в одном снимке. Терпин подражает своим героям — уличным фотографам Парижа 30-х и Нью-Йорка 70-х.

По словам Ника, сейчас большинство стрит-фотографов снимают в цвете. Частично это произошло из-за технологического прогресса. Намного проще использовать цифровые технологии для печати цветное изображений высокого качества, чем «создавать» фотографию в темной комнате, как это было раньше.

Но, по мнению Ника, стрит-фотографы используют цвет по другой причине. Для художника, который интересуется повседневной жизнью, цвет более реалистичен, нежели ч/б.

Цвет сохраняет реальность. Фотографы сбежали от романтизма черно-белой фотографии, у которой много багажа.

В проекте «Through glass darkly» (прим. пер. — Сквозь мрачное стекло) Ник Терпин исследует ночные поездки на работу. Он провел три зимы, фотографируя пассажиров лондонских автобусов, когда те ехали с работы домой.

Если бы я делал этот проект черно-белым, снимки были бы более романтичными. Но в них не было бы реальности и правды.

Из-за технологий изменилась и эстетика уличной фотографии и интерпретации того, что должен включать жанр. Сейчас многие молодые фотографы используют вспышку и портреты, как элементы жанра. С тех пор как Ник стал фотографировать, для него не менялось определение стрит-фотографии — искренняя фотография, сделанная в общественном месте.

Появился интерес в рекламе

Смартфоны не только сделали всех фотографами. Они изменили жизнь людей. Это изменение Ник пытается зафиксировать в проекте «Phone nation» (прим. пер. — Телефонная страна).

На каждом снимке один человек, «погруженный» в телефон. Белый фон создает ощущение искусственности происходящего. На самом деле, фон — это бледный мраморный пол на станции Ватерлоо. Ник делал фотографии с балкона второго этажа.

Эти фотографии — просто способ исследования современных людей. Мы считаем смартфон чем-то само-собой разумеющимся. Телефон — часть нашей жизни и часть нашего поведения.

Мы считаем мобильный телефон чем-то само-собой разумеющимся. Телефон — часть нашей жизни и часть нашего поведения.

Благодаря уличной фотографии Ник Терпин —востребованный фотограф. Его работы используют в своей рекламе Лондонское метро, IBM и музей V&A. Большие бренды устали от модных изображений. Они хотят искренние и неожиданные моменты. Именно поэтому им нравятся работы Ника.

Люди верят этим фотографиям. Они эстетичны и правдоподобны. Люди чувствуют в них часть собственной жизни.

Застройка угрожает общественному пространству

Пока рекламодатели проявляют интерес к стрит-фотографии, города становятся менее дружелюбными.

Ник говорит, что после 11 сентября полицейские постоянно останавливали фотографов в финансовом квартале Лондона. Они боялись, что камеру используют как инструмент для подготовки террористической атаки. И Ник стал носить бейдж «Я — фотограф, а не террорист».

Спустя время такое отношение к фотографам прекратилось. Но появилась другая неприятность: частная застройка постепенно съедает общественное пространство.

В 90-е застройщики скупили общественные земли, чтобы строить офисы и многоквартирные дома. Теперь там стоят торговые центры. А грань между частной территорией и общественным местом стерта.

В одном из торговых центров около вокзала Виктория есть рестораны, магазины и места для сидения. Но, так как это частная территория, там запрещено курить и фотографировать. Однако крайне сложно понять, где именно начинается частная территория.

Возможно, это самая значимая перемена, с которой я столкнулся. Есть целые районы Лондона, куда я никогда не пойду фотографировать. Потому что меня просто не пустит охрана.

В блоге Ник перечисляет эти районы:

  • Олимпийский парк
    King’s Cross Central
    Paddington Waterside
    Canary Wharf

Сосредоточившись на этой проблеме, Ник Терпин запустил фотопроект. Он фотографировал людей, пересекающих границу частной и общественной территорий. А затем затемнил частную зону, назвав ее unphotographable.

Я хотел буквально показать границу. Когда вы идете по улице, вы ее вряд ли видите и воспринимаете.

Какими бы ни были изменения, Ник считает, что ядро уличной фотографии не изменилось. Технологии, популярность, застройка, угроза терроризма не добрались до него. Даже если у вас есть ультрасовременная камера, снять решающий момент по-прежнему сложно.

Вы должны физически ощущать происходящее вокруг. Вы должны понимать, что перед вами особенный момент. Это не просто навык. Это более важно, чем процесс получения фотографии.


Источник: www.fastcodesign.com
Автор: Katherine Schwab

Ответить

Ваш email не будет опубликован.