Как меня арестовали за стрит-фотографию

Во время моего визита в Шефшауэн, в Марокко, меня как это ни странно, арестовали за стрит-фотографию. Но все не так просто как кажется. Причина, по которой это случилось и то, как это произошло, и есть самая удивительная часть истории. И то, что сейчас я свободен, для меня тоже поразительно.

chefchaouen-shooter-files-2

«Арестован за стрит-фотографию» — вы все верно прочитали. Если быть точным — в маленьком Шефшауэне, голубом городе Марокко. Высоко в горах Риф. Ничего не предвещало этот арест, кроме того, что я был замечен во время съемки в общественном месте. Не было никаких жалоб, препирательств или разборок. И нет, никаких запретов на стрит-фотографию, в Марокко не существует.

Если съемка абсолютно легальна, как же тогда случилось, что пять офицеров доставили меня в участок просто за то, что я пользовался своей камерой в общественном месте? Ради забавы я опишу события в хронологическом порядке, как это принято в криминальных драмах на ТВ.

chefchaouen-shooter-files-21

Однажды солнечным днем в понедельник, где-то на улицах марокканского Шефшауэна…

12:32 Гуляю по улицам Шефшауэна, снимаю стрит.

12:33 Ко мне подходит марокканец лет 25−30, в обычной одежде, и спрашивает, чем я занимаюсь. Я объясняю, что снимаю уличную жизнь в Марокко. Показываю ему свою бизнес-карту и далее рассказываю, что я делаю.

12:35 Этот человек интересуется моей национальностью и тем, где я живу. Звучит немного странно, но в Марокко это вполне нормально, когда люди подходят к тебе и задают подобные вопросы. Отвечаю, что я из США, но в настоящее время живу в Стамбуле. Мы болтаем еще немного, весьма дружелюбно. Он говорит, что я приятный парень, и что я должен понять — на каждого хорошего туриста приходится три плохих, именно поэтому он проявил такое любопытство к тому, что я фотографировал. Тоже странновато так говорить, но он пожимает мне руку и уходит.

12:42 Продолжаю гулять по улицам и снимать.

12:47 Уже совсем в другом месте замечаю того самого марокканца на противоположной стороне улицы, он разговаривает по телефону. Я продолжаю гулять.

12:52 Новое место, но я снова вижу этого человека рядом, он опять говорит по мобильному. Теперь я совершенно уверен, что он меня преследует, поэтому я иду чуть быстрее и стараюсь выбирать более сложный путь, чтобы оторваться от него.

12:58 Кажется, мне это удалось. Но затем из ниоткуда выбегают трое мужчин и хватают меня, при этом они кричат, что они из полиции и что я пойду с ними. Все трое одеты обычно, поэтому я прошу их показать документы, иначе я никуда не пойду. В результате один из них начинает агрессивно кричать на меня на арабском. Второй встает передо мной и предъявляет удостоверение полицейского.

Затем к нам подходят еще двое мужчин, включая того, что преследовал меня. Я интересуюсь, по какой причине меня остановили. Они толком не отвечают, но один из парней говорит, что я не могу снимать в публичных местах и лучше бы мне не стирать записи на фотоаппарате. Мне все еще кажется подозрительным то, как они себя ведут и как они одеты, но они уверяют, что одеты буднично, потому что работают под прикрытием.

У этих людей нет наручников, но они говорят, что я арестован и меня доставят в полицейский участок на их машине. Я спрашиваю, можем ли мы дойти пешком, ведь мне известно, что участок находится всего через два квартала от нас, вместо того чтобы ехать на их старом автомобиле. Ничего не указывает, что это полицейская машина, мои подозрения все еще не развеялись. Агрессивный мужчина отвечает «нет» и хватает меня, но второй показывает ему, чтобы тот меня отпустил. После чего мы все же идем к участку пешком.

chefchaouen-shooter-files-23

13:10 После того, как мы вошли в здание, я чувствую себя лучше, ведь теперь я знаю, что это и правда полицейские. Меня помещают в очень маленькую комнату и усаживают рядом еще с пятью мужчинами.

Агрессивный офицер, давайте будем назвать его «плохой коп», кажется здесь главный. Он по-прежнему словесно нападает на меня, в то время как второй полицейский ведет себя по отношению ко мне ровно противоположным образом. В общем, рутина в духе «хороший коп, плохой коп».

Они продолжают задавать вопросы о моей профессии и о том, чем я занимаюсь здесь. При этом вставляют ремарки о том, каким образом я должен получить разрешение, чтобы можно было делать фотографии людей в общественных местах в Марокко (хотя насчет разрешения это неправда). В то же время двое других полицейских просматривают все снимки на моей камере, иногда останавливаясь и спрашивая о каких-то конкретных кадрах.

Этот допрос длится около получаса. Они говорят по-арабски и по-французски, но их английский оставляет желать лучшего, поэтому наше общение прекрасным не назовешь. В какой-то момент один из них уточняет, разговариваю ли я по-арабски. Когда я отвечаю «нет», он со странной улыбкой произносит «это нехорошо» и качает головой, и мне становится не по себе.

На протяжении всего допроса я обдумывал все возможные варианты, что же такое могло произойти. Я знал, что не сделал ничего криминального, но все это было настолько странно, и к тому же я был где-то в горах в чужой стране, так что наверняка никогда нельзя быть уверенным.

chefchaouen-shooter-files-19

13:40 «Плохой коп» звонит в мой отель и разговаривает минут пять. В конце я слышу, как он произносит «Американец?!» и начинает смеяться, после чего поворачивается к остальным полицейским в комнате и повторяет «Американец!». Остальные тоже начинают смеяться. Обычно подобные моменты не предвещают ничего хорошего, но почему-то я почувствовал, что все в порядке.

13:43 После телефонного звонка этот полицейский передает другому написанный на листке бумаги номер. Это оказался номер моего паспорта, который ему, видимо, сообщили в отеле. Второй полицейский выходит из комнаты, как я предполагаю, чтобы проверить данные. Все остальные полицейские начинают общаться на арабском между собой, больше не задавая мне никаких вопросов.

13:51 Полицейский приходит обратно с листком бумаги и разговаривает с «плохим копом».

13:53 «Плохой коп» возвращается ко мне, его поведение при этом кардинально меняется. «Прошу прощения. Вы можете идти», — говорит он.

Теперь все смотрят на меня с извиняющимися лицами.

«Плохой коп» продолжает: «Мы думали, вы турок. Но в отеле нам сказали, что вы американец. Наши братья (все смеются)… Теперь мы знаем, что вы хороший. А турки плохие, очень подозрительные, вот мы и думали, что вы тоже плохой. Нам очень, очень жаль, это наша ошибка. Если вы из Турции и снимаете в людей, это подозрительно, но вы американец, так что все в порядке!» (Смех полицейских снова заполняет комнату).

Тот парень, которого я встретил в самом начале, входит в комнату и тоже говорит, как сильно он сожалеет о своей ошибке. Очевидно, что моя фраза о том, что я сейчас живу в Стамбуле, стала причиной всей этой истории. Именно на этом факте полицейские фокусировали внимание все время.

Превратившийся из плохого в хорошего коп встает, чтобы пожать мне руку. «Пожалуйста, оставайтесь и получайте удовольствие, вы наш гость», — произносит он, все остальные тоже пожимают мне руку и желают всего наилучшего.

Я выхожу из участка и снова иду снимать, переваривая то, что сейчас произошло.

chefchaouen-shooter-files-31

Мой самый странный опыт стрит-съемки

Это, без сомнения, самое необычное происшествие, которое когда-либо со мной случалось во время съемки стрита. Даже сейчас забавно думать о том, что произошло и почему так вышло. Вся эта история в духе «плохой коп, хороший коп» в старой грязной комнате для допросов будто бы взята прямо из кинофильма. А то, что это случилось в укромном маленьком городе Марокко посреди гор, определенно усиливает впечатление. Сложно представить, что было бы со мной, если бы я действительно оказался турком, а не американцем.

В отличие от последнего поста этой серии, не думаю, что эта история чем-то поучительна, но надеюсь, она достаточно интересна, чтобы ей поделиться. По крайней мере, мне точно было интересно это пережить. Извините за отсутствие фотографий с места события, но снимать в тот момент показалось мне не лучшей идеей.

chefchaouen-shooter-files-26

Источник: shooterfiles.com

Автор: f.d. Walker

Ответить

Ваш email не будет опубликован.