Андрей Тульнов: «В стрит-фотографиях больше всего нравится наличие какой-то другой реальности»

На днях EverybodyStreet поговорил с уличным фотографом, а также создателем проекта INNERVISIONS о независимой авторской фотографии, передвижных выставках и о том, что его вдохновляет.


Андрей Тульнов — фотограф, член Союза фотохудожников России. Лауреат многочисленных конкурсов, включая Miami Street Photography Festival (2013), Фестиваль уличной фотографии (2013, 2015), EASTREET (2014, 2015). Участник коллективных и автор персональных фотовыставок. С 2014 года — куратор и организатор ежегодного проекта передвижных выставок документальной и уличной фотографии INNERVISIONS.

Львов, 2013, Андрей Тульнов


— Здравствуй, Андрей! Расскажи немного о себе. Когда впервые ты познакомился с миром фотографии?

— Привет! С тем, что такое печать фотографий в ванной комнате, я знаком с раннего детства, так как на бытовом уровне фотография в нашей семье всегда присутствовала. До сих пор помню, какое магическое действие на меня производил процесс появления изображения на бумаге в ванночке с проявителем при свете красного фонаря. Много лет фотография появлялась в моей жизни от случая к случаю — для дома, для семьи, как говорится. Системных знаний по фотографии я нигде не получал. В книжных магазинах и ЖЖ в свободное от работы время искал авторов, которые меня цепляли. В 2003 году я купил цифровую мыльницу, и процесс фотографирования стал меня затягивать все больше и больше.

В 2006 году я стал лауреатом «Серебряной камеры» в номинации «Архитектура», хотя ничего архитектурного в моей серии не было. Снимал я эту серию довольно интересно: брал в офисе, где я просиживал штаны, дешевую мыльницу и бродил каждый день в обед по полчаса по окрестностям. Это был первый раз, когда я участвовал в конкурсе, и такой успех, конечно, вселил в меня оптимизм. В том же году я начал фотографировать для «Ведогонь-театра» спектакли, бэкстэйдж, репетиции, гастроли и т. д. Там я проработал 9 лет. В марте 2015 года состоялась моя персональная выставка «Закулисье».

Москва, 2014, Андрей Тульнов


— Как ты пришел к стрит-фотографии?

— О стрит-фотографии я знал давно, но, как я уже сказал, в моих занятиях фотографией не было никакой системы, а те сайты, которые мне попадались, только отпугивали: уж очень много там всегда было «пережаренного» черно-белого треша. Кстати, его и сейчас очень много. И многие до сих пор по этому трешу судят обо всем жанре в целом. Для меня пазл сложился в более-менее отчетливую картинку только весной 2011 года благодаря первому Фестивалю уличной фотографии. И выставка, и масса интереснейших мероприятий, и личное общение — мне тогда открылся без преувеличения целый мир.

Санкт-Петербург, 2013, Андрей Тульнов


— Как созрела идея проекта и родилось название — Innervisions?

— Идея проекта никак не зрела. Он появился сам по себе. Просто так всё сложилось, что возникло сначала несколько выставок, так как в театре, где я тогда работал, появилось большое пространство, которое в очень сжатые сроки надо было освоить. В конце сентября 2014 года меня этим озадачили, а 3 ноября на «Ночь искусств» выставки уже висели.

Так как всё это сначала было представлено как выставочная программа театра, то как-то сама собой родилась идея о гастролях выставок по разным городам.

Формат именно коллективных выставок продиктовало расположение театра — редкая птица долетит до Зеленограда. Поэтому в выставку уличной фотографии я постарался включить наиболее широкий спектр авторов: и классический стрит, и, так называемый, мета-стрит, или документальную фотографию среды обитания человека.

Москва, 2015, Андрей Тульнов


Интересно, что название Innervisions я нашел совершенно случайно в первый же день, когда сформулировал для себя принцип отбора фотографий: то, что мне больше всего нравится в стрите — наличие какой-то другой реальности, проступающей на фотографиях, казалось бы, самых обыденных мест или ситуаций. В этот день я заезжал в Галерею классической фотографии, и там лежал буклет с какой-то прошедшей ранее выставки. В нем-то и была цитата Александра Слюсарева про диск Стиви Уандера Innervisions («Мир реального, лишенного привычных и естественных связей. Вещь (предмет) приобретает иную визуальную функцию, лишившись своей символистической значимости» — Прим. ред.). Кстати, надо уточнить, что так называлась сначала только одна выставка, а уже позже это название объединило в себе все выставки, которые я организовывал к той «Ночи искусств», и в течение всего этого года.

— Я так понимаю, что это был первый опыт организации и курирования выставки? Наверняка пришлось столкнуться с какими-то организационными трудностями при подготовке?

— Никаких особых организационных трудностей в подготовке первого сезона тогда я не испытывал. Я находился в состоянии такого драйва, что всё получалось само собой. К тому же многие люди очень здорово мне помогали.

Но практически сразу после открытия выставок стало понятно, что театру всё это, к сожалению, не нужно, а через некоторое время выяснилось, что и человек с такими грандиозными планами им тоже не нужен. Для меня это была неожиданность, к которой я не был готов. Сейчас Innervisions — мое основное место работы. Денег, правда, он пока не приносит и вряд ли будет приносить, так как посвящен некоммерческой независимой авторской фотографии. Но это именно то, что мне интересно. А ведь жизнь надо тратить только на то, что тебе интересно, не так ли?

Санкт-Петербург, 2013, Андрей Тульнов


— А что кушать современному стрит-фотографу, который занимается только тем, чем интересно?

— Да, вопрос больной. И не только для стрит-фотографов. Во-первых, не надо ограничивать свой круг интересов только стрит-фотографией. Да и вообще только фотографией. Хотя, чтобы добиться серьезных успехов в чем бы то ни было, нужна, конечно, полная концентрация. Во-вторых, скажу так: если вы любите деньги, то посвятите свою жизнь зарабатыванию денег. Но стрит-фотография — это, наверное, один из последних пунктов в списке доходных занятий. Зато приемы и навыки, которые, как правило, натренированы у уличного фотографа, могут очень пригодиться и в других видах съемки: репортаж, свадьбы и т. д. В общем, уличная фотография — это состояние души, а не профессия. А вот организация выставочного проекта — это уже больше похоже на профессию. Занятость, по крайней мере, по полной.

Феодосия, 2012, Андрей Тульнов


— Расскажи об итогах первого сезона и как проходит подготовка ко второму.

— Главный итог первого сезона в том, что Innervisions стал более-менее известен, хотя бы в узком кругу людей, кому близка такая фотография. То есть это площадка, на базе которой можно двигаться дальше, развивать новые идеи.

Слабым местом всего проекта до сих пор является финансовый вопрос. Но мы еще в самом начале поиска партнеров и спонсоров, так что надеемся, что всё получится. По крайней мере, галереи из разных городов уже сами нам пишут и приглашают. Мне кажется, это наш главный козырь.

С 1 октября у нас запущена краудфандинговая кампания, мы уже собрали больше половины суммы. Обязательно надо отметить, что весь проект делает команда людей совершенно безвозмездно. Мы собираем деньги только на независящие от нас расходы.

— Что новенького нас ждет во втором сезоне Innervisions? Какое будущее у проекта?

— Если говорить непосредственно фотографии, то мы очень надеемся, что во втором сезоне удастся выйти на качественно новый уровень. У нас очень интересная программа, с которой можно подробно ознакомиться на сайте. Это будет 4 персональные и 4 коллективные кураторские выставки, плюс слайд-шоу. Весь второй сезон посвящен одной большой теме — документальная фотография среды обитания человека. То есть уличная фотография — это только часть всей экспозиции.

Мне кажется, если получится сделать второй сезон таким, как мы его задумали, то это будет очень большое дело. Более глобальных целей пока не намечено, хотя… но это пока секрет!

Одесса, 2013, Андрей Тульнов


Из новенького, точнее из того, что появилось уже сейчас, до премьеры второго сезона — наш профайл в инстаграме. Там мы публикуем не только авторов, представленных в рунете. Это некое дополнение к проекту, так как в основной выставочной программе мы планируем продвигать все-таки авторов из рунета. Это непаханное поле совершенно никем не исследуется, кроме, пожалуй, Фестиваля уличной фотографии. Я имею в виду выставочный формат. Также в инстаграме мы проводим небольшой еженедельный конкурс.

— К слову о конкурсах. Как неизвестные фотографы могут поучаствовать во втором сезоне Innervisions? Кому надо показать свои работы, чтобы они потом красовались на стене галереи?

— Принцип формирования выставочной экспозиции Innervisions — кураторский отбор. Это не конкурс, по крайней мере, пока. Но это не значит, что никто не может предложить свои работы, если они соответствуют темам, обозначенным в анонсе на нашем сайте. О каком-то централизованном приеме работ мы не объявляли, но есть кураторы, они вполне досягаемы, есть также единый e-mail проекта. Мы надеемся, что в таком формате авторы будут более осознанно относиться к тому, что, кому и зачем они предлагают, чем в случае с конкурсом.

Главная причина, почему мы решили делать именно так: в условиях конкурса итоги формируются только на том материале, который был прислан участниками, а в условиях кураторского отбора, куратор может и сам обращаться к авторам с предложением поучаствовать с какими-то конкретными фотографиями, ведь одна из важных задач проекта — поиск новых малоизвестных авторов.

Москва, 2015, Андрей Тульнов


— Назови пару-тройку своих любимых фотографов.

— О любимых фотографах мне сложно говорить — их очень много, и они постоянно перемещаются туда-сюда в этом виртуальном списке. Лучше я расскажу о первой, запомнившейся мне фотографии. В далеком 1993 году мне в руки случайно попал журнал «Советское фото», там среди прочих была фотография, где люди сидят на берегу реки, у них пикник. Меня тогда поразил эффект присутствия, который возникает, когда смотришь на эту фотографию. Имя автора мне тогда ни о чем не сказало. Кто такой Анри Картье-Брессон, я узнал только несколько лет спустя.

Затем, уже с появлением интернета, одна из первых серий фотографий, которые меня поразили — это цветные фотографии какого-то волшебного сумеречного Питера Дмитрия Кондрадта.

Ну и затем совсем окончательно мне вынес мозг Ричард Кальвар. На его абсолютно документальных фотографиях мы видим не реальность, а какой-то параллельный мир. Я тогда еще не знал, что это и есть стрит-фотография.

— Что тебя вдохновляет на съемку?

— Уф! Наконец-то мы добрались до самого интересного! Чем мне интересна уличная фотография, так это своей медитативностью. Это определенное состояние: и расслабленности, и собранности одновременно. Это постоянная работа над тем, чтобы твой взгляд на окружающее был как можно наивнее и острее. Самый кайф, когда тебе удается войти в состояние, когда ты снимаешь не головой, а подсознанием что ли. Вот думаю, что же вдохновляет на съемку? Наверное, сама съемка.

— Расскажи подробнее, как и чем ты снимаешь? Специально идешь фотографировать или это происходит «между делом»? Есть ли любимые места для съемки в Москве?

— По-хорошему, конечно, надо ходить снимать специально и одному, когда ты никуда не спешишь, голова не загружена лишними проблемами. Тогда легче раствориться в пространстве, почувствовать пульс момента, и тогда ноги сами тебя выведут туда, где случится твой кадр. Между делом тоже случаются подарки, которые тебе подбрасывает действительность, поэтому фотоаппарат надо иметь с собой постоянно. Из-за чего я и перешел год назад на беззеркалку Fuji X-T1 — все-таки она полегче моего старого доброго Canon 7D. Иногда выручает телефон, но потом частенько жалею, что не снял тот или иной кадр на камеру.

Санкт-Петербург, 2007, Андрей Тульнов


Любимые места съемки разные: и центр Москвы, и спальные районы, и всякие подворотни, и задворки. Москва в этом плане фантастический город — город контрастов. Есть и нелюбимые места: Манежная площадь и ВДНХ. Много раз пытался переломить себя и выдавить там хоть какую-то картинку, но пока безуспешно.

Манера и тактика съемки очень сильно зависят от настроения. Иногда хочется погрузиться в толпу, иногда чуть-чуть отстраниться, иногда вообще уйти во дворы, где почти никого не бывает. В толпе проще приблизится к персонажу, так как концентрация людей вокруг и так большая. Проблема чаще возникает тогда, когда народу мало, а ты видишь кого-то, кого просто нельзя упускать. Тут уже приходится как-то исхитряться. Но мне кажется, чем больше фотограф думает о возможной нежелательной реакции, тем она вероятней. Если уж вторгаться в личное пространство, то делать это с легким сердцем, как само собой разумеющееся. Но без хамства, конечно. Если вы уверены, что ничего плохого не делаете, то и реакция людей в большинстве случаев будет адекватная. Другое дело, что в стрит-фотографии чаще всего лучше, когда нет вообще реакции на фотографа. По моему опыту, чем я увереннее себя чувствую, тем меня меньше замечают — становишься прозрачным. Но как только об этом задумываешься, сразу рассекречиваешься. Вот так всё запутано.

— Какой совет дашь напоследок нашим читателям и начинающим стрит-фотографам? Как нужно снимать?

— Стремиться снимать нужно так, чтоб самому нравилось. Но это, конечно, подразумевает, что надо постоянно самому куда-то двигаться, смотреть, как снимают и снимали там и здесь. Да и не только фотографию надо изучать. В общем, это бесконечный путь — только успевай! Этим он мне и интересен…

__________________________________________________________________________

EverybodyStreet благодарит Андрея Тульнова за интервью и призывает читателей поддержать кампанию по сбору средств на проведение второго сезона выставочного проекта INNERVISIONS.

Ответить

Ваш email не будет опубликован.