Зисис Кардианос: «Нужно постоянно сомневаться в смысле работы и своих мотивах»



Источник: birdinflight.com

Автор: Юля Чужа

Греческий стрит-фотограф о том, как создаёт серии, почему редко подписывает снимки и страдает от неуверенности.

Зисис Кардианос — Основатель международного фотосообщества Burn My Eye, снимает для агентства Millennium.

Я родился и до сих пор живу на маленьком греческом острове Закинфе. Несколько лет изучал фотографию просто из любопытства — узнал о базовых правилах съёмки и технике проявки, легендарных именах и уличной фотографии. Мы говорим сейчас о 1985−1986 годах, когда уличная съёмка ещё не была изгоем фотоискусства, каким она считается сейчас. Я мгновенно подсел и много лет снимал как безумный. Потом бросил всё без видимой причины, а где-то лет десять назад вернулся к фотографии снова, ещё более одержимый.

Какое-то время я изучал социологию, но не довёл дело до конца. Не думаю, что она так уж востребована, тем более в фотографии. Я не из тех обеспокоенных фотографов, которые стремятся изменить общество. Мне нравится думать, что мои снимки — субъективное отображение моего собственного мира и личности. И даже это звучит достаточно честолюбиво.

Иногда одно сильное изображение отправляет в погоню за снимками, похожими хотя бы по настроению. Так формируется серия. Иногда серии получаются в результате раздумий или взгляда на кучу несвязанных снимков: я пытаюсь дать им возможность спеть вместе, чтобы голоса картинок зазвучали мощнее.

Серии вообще более интересны как средство передачи точного посыла. Так зритель может оценить работу автора с разных сторон. Я с особой тщательностью отношусь к подаче работы, будь то книга, зин или отпечатанное портфолио. Когда речь идёт о книге, вам особенно нужна лежащая в её основе тема, которая соединит снимки. Эта тема должна быть визуальной и эмоциональной.

Мой стиль работы очень расслабленный. Я не ощущаю давления чётких временных рамок, у меня нет дедлайнов. Я могу возвращаться к старым проектам и начинать с того места, где остановился, менять форму или давать теме новый виток.

У меня есть несколько мест постоянной работы, но меня всегда интересовало, как я могу финансово компенсировать увлечение самой фотографией. Я издал фотокнигу, которая охватила большую аудиторию. Ещё я продаю отпечатки. Не так давно я постоянно снимал для греческого журнала о путешествиях, они публиковали мои фотоэссе.

Уклад моей жизни не позволяет уезжать надолго, но я пытаюсь ездить куда-то хотя бы раз в год дней на десять. Чаще я путешествую по Европе, но фокусируюсь на странах Средиземноморья. Я чувствую родство с этими местами и думаю, они могут вытащить из меня самое лучшее.

Когда я попадаю в новый город, то первый день принюхиваюсь к нему, наблюдаю за темпом жизни и пытаюсь найти гармонию. Если я в хорошем настроении и достаточно восприимчив, город навязывает мне свой особый характер.

В основном я не задаюсь целью снять что-то на повестку дня. Думаю, установленные правила дают обратный результат и могут заблокировать интуицию, разум фотографа. Я занимался мелкими проектами, для которых сам придумывал ограничения во время съёмки. Например, снимал с определённого расстояния с установленным лимитом во времени и пространстве.

Люди всегда в центре моего внимания, но я интересуюсь ими как частью целого изображения.

Уличная фотография не исключает съёмку неодушевлённых предметов. Сочетание таких кадров с изображениями людей в одном проекте или книге создаёт наслоение истории. Часто вставка фотографий предметов в снимки с людьми работает как знак препинания или используется для того, чтобы по-новому направлять рассказ в пределах одной серии.

Моя главная трудность — всё чаще повторяющиеся периоды вялости и неуверенность в значимости своей работы. Из-за нынешнего распространения фотографии нужно постоянно ставить под сомнение её смысл и свои мотивы.

Фотография — это баланс между визуализацией темы и личностью создателя. Чем тоньше грань, тем интереснее снимок.

Ответить

Ваш email не будет опубликован.