«Восприятие» Сола Лейтера



Автор: Александр Шляхов
Источник: stocktricks.ru
Сол Лейтер (Saul Leiter) — мастер уличной фотографии, один из тех фотографов, благодаря которым в 40−50х годах ХХ века появилось понятие «американская школа фотографии».

Почти полвека Сол нигде не выставлялся, «снимал в стол» и лишь недавно прошла серия его выставок. Его работы свежи и тонки, однако реальны, причудливая перспектива в них создается благодаря использованию телеобъектива. Помимо фотографии Сол занимался живописью и это, несомненно, чувствуется. Ниже интервью с ним.

Сол Лейтер родился в 1923-ем году в Нью-Йорке. Он начал снимать в 1935ом, когда мать подарила ему фотоаппарат. Сол не имел ни фотографического, ни художественного образования, однако это не помешало ему уже в 1940-ых быть замеченным Эдвардом Стайхеном одним из самых влиятельных фотографов начала 20-го века, а тогда уже главы отдела фотографии нью-йоркского Музея современного искусства, который включил Лейтера во множество выставок. Сол начинает достаточно успешно работать как фотограф моды. Он продолжает снимать на улицах города, однако вплоть до 90-ых годов мир не увидит ни одной выставки с его замечательными уличными фотографиями. Плотно-сжатая городская жизнь, живой цвет запечатленный на слайдовой пленке составляют действительно уникальное виденье тех времен. «Фотограф восприятия» — вот как можно кратко охарактеризовать Лейтера.

Большинство описаний ваших фотографий ссылаются на их близость к живописи. Вы не устали от этого?

Нисколько, я думаю это комплимент.

Вы принимали участие жизни нью-йоркской Школы фотографии. Но никогда не были ее частью?

Да, никогда не был. Моя школа фотографии — мои глаза. Я восхищался необычными работами Луи Форера, но всегда искал себя. Вообще я знал не так много других фотографов в то время.

Я знаю, что на вас повлияла работа Анри Картье-Брессона, а также художника Ричарда Позета-Дарка. Каким образом?

Большинство моих друзей были художниками. Я действительно никогда не вращался в фотографических кругах. Ричард был моим другом, я люблю его пикториальные работы, но они не были близки мне. Вообще не думаю, что кто-то повлиял на меня, пусть это выясняют другие.

Семья участвовала в принятие вашего решения стать художником?

Нет. Моя мать думала, что я мог бы стать раввином. «Кто же знал?!» — говорила она потом. Отец думал, что я не смогу заработать денег и «прожгу» жизнь. Мои близкие были против всегда.

Вы продолжали рисовать, после того как стали известны благодаря фотографии?

*Сол смеется* Да-да. Я рисую с тех самых пор. У меня самая большая коллекция Сола Лейтера. Несколько тысяч работ, многие не закончены, нужно еще лет 10, чтобы закончить их.

Что было самым сложным в развитии вашего личного стиля?

Мне никогда не бросали вызов. Если и есть стиль, это просто результат моей работы в фотографии.

Вы долгое время снимали для Bazar и Esquire. Вам нравилось работать в этом жанре?

Иногда — да, иногда — нет. Это был способ заработать на жизнь. Однако, я использовал этот опыт в своей личной работе.

Почему вы снимали на улице в цвете, тогда как большинство фотографов делало черно-белые снимки?

Я никогда не чувствовал потребность делать то, что остальные делали. Я не был обеспокоен этим фактом.

Вы действительно больше интересовались характером людей города, нежели архитектурой?

Нет. Я не фотографировал людей. У меня вообще нет философии. У меня есть камера. Я смотрю в видоискатель и делаю снимки. Мои фотографии — лишь крошечная часть того, что я хотел бы сфотографировать. Это фрагменты бесконечных возможностей.

Многие ваши фотографии имеют сжатую перспективу. Вы любите телеобъективы?

Мне нравились разные линзы, в разное время. У меня были обьективы 50 и 150 мм, последний я очень любил. Я много экспериментировал. Иногда хотелось использовать другой объектив, но у меня его не было. Пикассо однажды сказал, что использовал бы зеленый в своей живописи, но так его у него не было, он рисовал красным. Совершенство — не то, чем я восхищаюсь. К тому же я часто снимал на просроченную пленку. *Сол снова улыбается*

Большинство ваших фотографий вертикальны, вы любите такое положение кадра? Почему?

Просто назовите меня мистером Вертикалем. Просто мистер Вертикаль. *говорит сквозь смех Сол* Вообще у вертикальных фотографий есть легкость и это для меня главное.

Почему же большую часть жизни вы не обнародовали вашу цветную городскую фотографию?

Я пытался, но она была никому не интересна после тех нескольких выставок, и я начал «снимать в стол». Это прервал в 90-х мой друг Мартин Харрисон, который восхищался моей работой и убедил Ильфорд финансировать печать моих работ. Так все и началось снова, можно сказать.

Все еще снимаете?

Да. Иногда цвет, но чаще теперь черно-белые. Использую маленькие цифровые камеры, потому что я стар и слаб. *Сол вновь широко улыбается*

Вы привыкли к вашей новоиспеченной известности?

Я не погружен в самолюбие. Я слушаю Вивальди или японскую музыку и делаю спагетти в три утра, понимая что у меня нет надлежащего соуса для них. Известность бесполезна. Вообще — не мой путь.

Ответить

Ваш email не будет опубликован.